понедельник, 29 октября 2018 г.

С вещами на выход!



Три часа ночи. Раздаётся настойчивый звонок в дверь и стук. Раздражённый человек, растрёпанный спросонья, открывает дверь, на пороге наряд полиции.
- Вы Василий Петрович Иванов? - спрашивает полицейский.
- Да...
- Это Вы мечтаете о втором Сталине?
- Да, а в чём дело?
- С вещами на выход!!

понедельник, 19 июня 2017 г.

понедельник, 12 июня 2017 г.

Приятельское письмо Ленину



Здравствуй, голубчик! Ну, как поживаешь? Всё ли у тебя в полном здоровьи?

Кстати, ты, захлопотавшись около государственных дел, вероятно, забыл меня?..

А я тебя помню.

среда, 16 ноября 2016 г.

Подлинный дневник Николая II



1 ноября.
Много гулял, погода чудесная. Застрелил платного блогера.

2 ноября.
Погода чудесная. Застрелил двух платных блогеров. Пилил дрова.

3 ноября.
Пилил дрова. Пил чай. Застрелил платного блогера и кошку.

4 ноября.
Много гулял. Погода чудесная. Этот дневник - подлинный. Приходили 15 платных блогеров - всех застрелил.

5 ноября.
Я - изувер. Пил чай. Застрелил платного блогера. Говорят, этот дневник написан в ГПУ, но это не правда. Снова пил чай от огорчения.

6 ноября.
Распространяются слухи, что этот дневник веду не я, а какой-то блоггер. Крайне удивлён. Кругом измена, трусость и обман. Пил чай. Пришли платные блогеры, не принял их. Сказал - это вам за Поклонскую. Но потом не выдержал и всё-таки застрелил. Снова пил чай.

(Цит. по Бисмарк Отто фон "Совершенно подлинный дневник Николая Второго. найденный мной в гараже генерала Серова", Берлин, 1888 год).

понедельник, 21 декабря 2015 г.

суббота, 29 августа 2015 г.

Смерть пармезана



Там вдали за рекой жарко печи горят,
Пограничникам грозным не спится,
Но не зная о том, пармезанский отряд
Продвигался к российской границе.
Шли лосось и сыры, был не слышен их шаг,
Шли не в ногу, без шуток и песен,
Чтоб не выследил враг, применяя собак,
Впереди шла рокфорная плесень.

Они шли, заграничные сняв ярлыки,
Документы подделав, как надо,
Вдруг вдали у реки замелькали штыки,
Это - Сельхознадзора засада.
Дети Альп, Пиреней, Барселон и Лозанн
Строй нарушили пеший и конный,
Но бесстрашный седой пожилой пармезан
Первым встал в боевую колонну.

Оглядевши свою камамберную рать,
Улыбнулся светло и лучисто
И воскликнул: "Не страшно в бою помирать
Итальянскому контрабандисту!"
И в жестокий последний решительный бой
Понеслась санкционная тонна,
Иберийский хамон вдруг воспрял головой,
Хоть и нет головы у хамона.

А враги уже близко, в полшаге от нас,
Вот уже на потеху ютьюба
Слева врезались в палки копчёных колбас
Пограничников острые зубы.
Справа к бою готов полк голландских цветов,
Их на свадьбе в Бурятии ждали,
Только этих цветов не дождётся никто,
Всех в жестоком бою порубали.

В маасдамах наделали новеньких дыр,
Хоть и так они были дырявы,
- Умираю за мир! - прокричал один сыр
В животе пожиральцев халявы.
- Не дождётся продуктов российский народ,
Уничтожить их всех без разбора! -
Возвестил фуагрою измазанный рот
Представителя Сельхознадзора.

Но нахмурил вдруг брови чиновник-пузан,
Доложил ему кто-то несмело:
От расправы ушёл пожилой пармезан
И радистка его, Моцарелла.
Самый зоркий боец на берёзу залез,
Оглядел всё биноклем по кругу,
Чтоб найти пармезана, срубили весь лес.
В общем, взяли - его и подругу.

Пытку тёркой, ножами, без слов перенёс
(от природы сыры - молчаливы),
Лишь в конце на последний ответил вопрос,
Улыбнувшись без страха брезгливо:
- Что спросили? Как я бы хотел умереть?
Не от рук тех, кто мозгом контужен.
Я хочу, чтоб могла бы меня натереть
Старушонка на нищенский ужин!

Передам, что хамон передать вам просил,
Чтобы вы там, в Кремле рассказали:
Он мечтал, чтоб его волонтёр подносил
Всем бомжам на Казанском вокзале!
Возмутился чиновник: - "Ты что! Боже мой!
Мы своих не меняем позиций!"
Он отрезал от сыра кусочек домой
И отдал его в руки убийцам.

- Жаль, что вашим от вас уже некуда бечь… -
Так сказал пармезан перед смертью,
И с улыбкой шагнул в разожжённую печь,
Не просивши пощады, поверьте.
Мы от голода, стужи, тюрьмы и сумы
По традиции не зарекались,
А вдали за рекой поднимались дымы,
На границе продукты сжигались…
© Андрей Орлов

П.С.

понедельник, 25 августа 2014 г.

Один день из жизни москвича


- За хлебом сходи, - велела жена и я осторожно выглянул на улицу.

Погода была мерзкая и отвратительная. Вдоль дома, роняя ранцы, бежали две перепуганные школьницы, за ними, размахивая метлами, гналась орда таджикских дворников. Переждав эту банальную сценку из московской жизни я тихонько выбрался из дома. Только сделал пару шагов, как во двор вбежал и заметался туда-сюда интеллигентного вида студент. Ему бы прятаться в остовах сгоревших легковушек, дураку! Но студент замешкался и преследователь его нагнал.

Это был немолодой, угрожающего вида кавказец.

- Я твой сладкий попка хочу! - закричал кавказец бросаясь на студента. Тот заверещал от ужаса.

Я поспешно спрятался за горами мусора, загромождающими двор. Посмотрел вверх - где в небе вращалось Око.

понедельник, 18 августа 2014 г.

В ожидании кацапа



Действие 1
(Сад с цветущими каштанами. В глубине сада виден обрыв и Днепр. На переднем плане стоит летний столик с кружевным зонтиком. За столиком Олёна, Олеся и Мыкола пьют божоле и едят чизкейк)

Олёна (рыдая) - Куда? Куда все ушло? Где оно? О, Боже мой, Боже мой! Я все забыла, забыла... у меня перепуталось в голове... Я не помню, как по-итальянски окно или вот потолок... Все забываю, а жизнь уходит и никогда не вернется, никогда, никогда мы не вступим в евросоюз... Я вижу, что не вступим...

Олеся - Милая, милая... Мы и так часть великой европейской культуры.

Олёна (делает глоток божоле, успокаивается) - Я все ждала, вступим в евросоюз, там мне встретится мой настоящий, я мечтала о нем, любила. Но ты права, Олеся. Мы и без того европейцы. Влюблюсь в нашего, украинского героя.

Мыкола (мрачно) - Поздно. Слишком поздно. Кацап идёт. Топтать наши европейские ценности. Убивать наших героев. Вырубать наши сады. (прикрывает чизкейк ладонями, как будто хочет его защитить от невидимой напасти)